Веселые новости

Превеселые вести

От 22 Мая 2017 08:35
Не напрасно трудятся российские ученые в «Сколково». С помощью наномикроскопа они прочитали сноски в кредитном договоре. Италия выступила против продления санкций…

Превеселые вести

От 29 Марта 2017 09:08
Российская академия наук признала «мама подула на ранку» лженаучным методом лечения. Очередная антикризисная мера правительства: расширен список грибов, которые можно считать…

Превеселые вести

От 08 Февраля 2017 12:07
После зимней сессии трое преподавателей МГИМО попали в десятку рейтинга «Форбс». В одном из челябинских магазинов хитрая продавщица Клава продает водку…

Анекдоты

Анекдоты

От 22 Мая 2017 08:36
— Скажите, Боря, а шо у вас с моей Аллочкой? Отношения серьезные?— Роза Марковна, я вас умоляю, у нас настолько…

Анекдоты

От 29 Марта 2017 09:10
— Изя! Наш сын окончил институт с красным дипломом! Надо ему что-то подарить!— А шо, красный диплом был плохой подарок?! Приезжие…

Анекдоты

От 08 Февраля 2017 12:08
— Зиновий, а как вы поняли, что вы — брутальный мужчина?— Мама сказала. — Петя, как разделить четыре картошки на пятерых…

Наши цветочки

Наши цветочки

От 30 Сентября 2015 16:17
Бабушка спрашивает 4-летнюю Аллочку:— Ты же у меня совсем взрослая, наверное, дорогу в садик сама бы нашла?— Да, конечно! Просто…

Наши цветочки

От 17 Сентября 2015 08:28
4-летний Леша спрашивает маму:— А баба Света куда уехала?— В Верхотурье.Леша смотрит удивленно:— А это на нашей планете? 5-летний Антон…

Наши цветочки

От 26 Августа 2015 12:14
3-летний Максимка не хочет спать, придумывает то одну причину, то другую. Наконец, заявляет:— Мне телевизор мешает.Мама строго говорит:— Все, закрой…

Ать-два

Ать-два

От 20 Апреля 2016 11:13
На стрельбе взгляд должен быть зверский, чтобы мишени в панике падали. Часовой первого поста должен быть поглажен! Кому не понятно —…

Ать-два

От 26 Августа 2015 12:13
Говорят, четырехмерное пространство в мире видели всего четыре человека: американка, японка и еще кто-то. Что странно, ни одного …

Ать-два

От 13 Августа 2015 09:43
Какая разница между салом и мясом? Никакой. Ни того ни другого в миске нет. А кому тяжело — пусть ложится на…

Мыслишки

Крутые мысли

От 22 Мая 2017 08:35
Ученые научились подсоединять мозг человека к компью­теру. Но лучше бы они научились подсоединять мозг человека к самому человеку. Когда чиновники…

Крутые мысли

От 29 Марта 2017 09:09
Мужчине работать в женском коллективе трудно: будет приставать — скажут бабник, не будет — скажут импотент! Богатые — очень скромные люди,…

Наши сайты

Все для Вас
Сайт агентства
Сайт газеты «Айболит»
Сайт газеты «Ставропольский бизнес»
Сайт газеты «Круглый год. Дом. Сад. Огород»

Статистика сайта

Реклама

«Што, тохтор?» PDF Печать E-mail
11.09.2014 15:28

Работаю я врачом. История случилась еще в советские времена.
Какой-то солидный немец из ГДР приехал к нам на экскурсию. Остановился в «Интуристе». И вот что-то заплохело ему. Вызвали врача. В составе бригады фельдшером был Андрюша Глипчук — хохол в пятом поколении, по сию пору не избавившийся от акцента и от «хвакания». Все у него «хвармацевт», «хвазепам» (фенозепам т. е.), «хвелшер» и т. п.
Заходят они в номер. Время вечернее. Немец лежит на кровати и демонстративно стонет, не глядя на бригаду и глядя в потолок. Рядом суетятся жена и дочка, а также администратор. Я присела рядом, пытаюсь собрать анамнез — бесполезно, немец лишь раздраженно вставлял «нихт ферштейн» промеж стонами и
на контакт не шел.
— Нужен переводчик, — наконец, отступившись, сказала я.
— Он уже ушел домой, — развел руками администратор.
— Так верните! Я как жалобы его понимать должна?
Администратор вышел, бабахнув дверью и бормоча что-то нелестное во врачебный адрес. Немец утроил стоны, начал что-то ругательно выдавать на родном языке.
— Андрюш, сними ему ЭКГ пока, что ли, — попросила я, — может, заткнется?
Андрюша расчехлил кардиограф, отогнал насупившуюся родню, облепил немца электродами. Снял кардиограмму и, оторвав ленту, подошел к окну. Насупил брови, чтобы придать себе значимости, и стал деловито разглядывать ее на свет.
— Ты там чего? — спрашиваю.
— Дывлюся.
— И что надывился?
— Шо, шо... от побачь, пипец хвашисту!
Немец резко оборвал стон, отпихнул руку поправляющей подушку жены и срывающимся голосом спросил:
— Што, тохтор, мои теля так плехи?

Екатерина Т., Москва

 
Ключ на старт! PDF Печать E-mail
11.09.2014 15:28

Свои армейские будни проводил я на одной авиабазе. И служили вместе со мной два молодых капитана Антон и Серега — большие любители поддать хорошенько, а потом повеселиться. Веселья их заканчивались обычно печальной исповедью у комполка. А помимо выпивки, они еще были любители прокатиться с ветерком.
И вот списывали мы как-то старые ракеты. Уж не знаю, как там было с учетом этих самых списанных ракет, да только эти два орла, поддав, естественно, уперли две неуправляемые ракеты. Радости у хлопцев было полные штаны.
Недолго думая, пропустив еще по стаканчику, берут они чей-то старый мопед и приделывают к нему (уж даже не знаю как) обе ракеты.
Уровень радости повышается пропорционально выпиваемому спиртному.
Выкатывают они этот НЛО на взлетную полосу. Далее Серега садится на мопед... Ну и как положено — ключ на старт...
Взревело все так, что чуть не лопнули барабанные перепонки.
Серега, пролетев за полсекунды метров сто, приземлился на пятую точку, а мопед уехал в небеса. Когда к нему подбежал на полусогнутых Антон, глаза у собутыльничка были, что называется, как блюдца, а рот не закрывался по причине того, что там при «взлете» погулял ветер. С такой веселой физией его и доставили в больницу, перепугав половину медперсонала.
…Ну, в общем, повезло мужику — только сотрясением мозга отделался. А вот комполка чуть было инфаркт не заработал, когда увидел идущий на взлет мопед с твердотопливным двигателем...
Зато друганы с тех пор ни капли в рот! Да и из армии их турнули.
Рожденный ползать летать не может!

Александр, Хабаровск

 
Заботливая докторша PDF Печать E-mail
03.09.2014 11:35

— Следующий, заходите. Как вас зовут?
— Матрена Булочкина я, — в кабинет зашла сгорбленная старушка.
«Не забыть бы батон хлеба купить. Муж точно забудет!» — подумала докторша.
Затем спросила:
— Сколько вам лет, бабушка?
— Да уж восемьдесят в ентом годе мне стукнуло, — прошепелявила бабка беззубым ртом.
«Точно, надо напомнить му­жу, чтобы полку прибил. Год никак не допрошусь!» — снова пронеслось в голове молодой врачихи.
— На что жалуетесь?
— Дак на левой ноге к дождю все суставы так ломют, так их, окаянных, и выкручивает!
«Да, надо бы попросить мужа белье выкрутить, а то киснет уже второй день».
— Так что ж вы хотите-то, бабушка? Возраст у вас такой.
— Да ведь у правой ноги такой же возраст, а не болит!
— Это вам, бабуля, не ко мне, а к хирургу надо.
— Ладно, и к нему схожу. Я ведь ко всем специалистам записалася.
«Старшую дочку надо на компьютерные курсы записать, муж наверняка опять забыл».
— У вас есть еще ко мне вопросы, бабушка?
— А ты вот, докторша, скажи, чего у меня в глазах то рябь, то все мутится?
«Еще и телевизор дома испортился, придется мастера вызывать. А где денег взять, если муж копейки зарабатывает?»
— Это у вас, бабушка, скорее всего, катаракта, может, придется на операцию ложиться.
— А может, ты мне без операции капельки какие-нибудь выпишешь, чтобы в глаза капать?
«Вот мне с мужем «повезло»: зенки зальет и спит как убитый, ничего его, родимого, не волнует!»
— Капельки при такой болезни, бабушка, как мертвому припарки.
— Дак я помирать не собираюсь! Наоборот! Меня давеча Степан сватать приходил. Я, может, еще и замуж выйду!
— Ой, нужен вам такой хомут на шею, бабуля? Одной-то лучше. Вот, держите рецепт и на мазь, и на капельки да гоните этого Степана, пусть сам себе портянки стирает! Следующий!
...Бабулька выползла в коридор, подвязала платок и, обращаясь к очереди, прошамкала:
— Вот нам с новой докторшей повезло! Уж такая заботливая, внимательная. Другие-то доктора только о своих делах и думают. А ента и выслушала, и вылечила, и совет хороший дала!

Елена Евстигнеева

 
Какая штука! PDF Печать E-mail
03.09.2014 11:34

Витек позвонил в дверь часов в десять вечера.
— Во, гляди, какую штуку оторвал! Японский масляный стеклорез, в электричке один мужик продавал! Всего двести деревянных!
Я уныло поглядел:
— У нас в хозяйственном такие по сорок рублей.
Его густо сросшиеся брови чуть-чуть поползли вверх, но вдохновения в глазах не убавилось:
— Ты не понимаешь. В хозмаге какой-нибудь контрафакт. А это в электричке — прямо из Японии и всего за двести. Наблюдай!
Витек вынул из кармана припасенный кусочек стекла, провел по нему чудесным инструментом — и в руках у него оказались уже два стеклянных обломка.
— Просто песня! — взвизгнул он от восторга. — Точно как в рекламе сказано — режет все!
Я не успел преградить ему путь — он шагнул к моему зеркалу и чиркнул по нему стеклорезом.
— Во как! — еще более возбуждаясь, Витек прошмыгнул на кухню. Держа ладонями выпада­ющий из рамы неровный зеркальный кусок, я только вздрагивал, когда слышал размеренные скрежещущие звуки, пытаясь определить, что именно обрабатывает гость: окно в лоджию… стеклянную дверцу шкафа… стеклянную крышку к сковородке…
Сковородка мне в итоге и пригодилась. Витек даже не обиделся — он очухался, встал с пола и, приветливо махнув мне рукой, пошел на первый этаж искать свой стеклорез в мусоропроводе.
О нем не было слышно недели три. А потом он позвонил в дверь часов в семь утра:
— Ты не поверишь, в газете написали, что все стеклоре…
Я отшатнулся и вжал голову в плечи.
— …все стеклорезы — фигня. Но зато отбеливатель «Фемида» — вот уж вещь так вещь! В электричке я целую упаковку оторвал. Ночь не спал — спешил тебе сообщить. Отбеливает, как дьявол, все на фиг!
Я проворно вцепился в его руку, отнял баллончик. Но Витек свободной рукой вытащил из кармана другой и прыснул на рукав моего черного пальто:
— Во как, гляди — уже через секунду любая ткань делается белоснежной, любая!
Почувствовав, что от пережитого у меня стремительно вверх полезло давление, я кинулся за лекарством. А Витек прошагал в спальню, умиленно бормоча:
— Да что хошь отбелит… Хошь шторы… Хошь накидку… Хошь покрывало… Вот ведь чудо-то какое!..
Днем, приняв успокаивающий контрастный душ, я прогулялся к ближней станции электрички и купил там огромную банку «Комета». А потом направился в гости к Витьку.
Вот он обрадуется, когда я ему сообщу, что согласно рекламе этот «Комет» не только, блин, микробов убивает!.. Не только микробов!..

Евгений Обухов

 
Дупель в дупель PDF Печать E-mail
03.09.2014 11:34

История эта рассказана моим дядькой, военнослужащим. Случилась она в 1980-х годах. Военная академия. Учащиеся — сплошь офицеры не ниже капитана. И была у них на курсе парочка жутких разгильдяев, любителей выпить — Гирченко и Цымбалюк. Порознь их никто никогда не видел. Были они одного роста, одной комплекции, даже лица чем-то похожи были. И обитали Гирченко и Цымбалюк в одной комнате в общежитии. За схожесть внешности и характеров прозвали их Дубль. Но через какое-то время прозвище само собой вылилось в Дупель.
Как-то раз дверь аудитории отворилась, и народу явились Гирченко и Цымбалюк. Сказать, что были с бодуна, — ничего не сказать. Накануне, оказывается, был такой повод, мимо которого ну просто невозможно было пройти. В общем, при их появлении от выхлопа даже мухи с потолка попадали. Как назло, первой парой в тот день был немецкий. Преподаватель — Фрау, как ее называли между собой, — худенькая старушка. Энергии и любви к языку ей хватило бы еще лет на триста как минимум. Фрау на дух не переносила запах спиртного, так что места за задними столами Дупелями были зарезервированы давно и надолго. Фрау издалека засекла две физиономии зеленовато-фиолетового цвета. Поджала губы, помолчала немного и начала:
— На прошлом занятии я просила подготовиться к опросу. Все готовы?
Дружный хор голосов:
— Так точно!
— Великолепно. Гирченко и Цымбалюк, к доске!
Дупеля почти строевым дошли до доски. Фрау:
— Задание — составить диалог. Тема — допрос военнопленного.
Несколько минут стояла звенящая тишина. Гирченко долго смотрит на Цымбалюка, медленно наливается краской и выдавливает:
— Ви ест руссиш пахтизанен?!
— Jа, jа! — на чистом немецком ответил Цымбалюк.
Не рыдали от смеха только портреты классиков на стенах. И Фрау. Выждав мхатовскую паузу, она негромко сказала:
— Вон. До конца года не сметь появляться на занятиях. Увидимся на экзамене.
Экзамен оба другана на тройки все-таки сдали.

Владислав О., Краснодар

 
Ограбление PDF Печать E-mail
20.08.2014 11:21

Когда он пришел в себя, в его квартире хозяйничали грабители.
— Ну-с, — спросил хозяина лысый татуированный амбал, — и где же твои бабки?
— У меня она только одна, — прикинулся идиотом Сонькин, — да и та в деревне.
— Шутки шутишь? — прошипел небритый тип. — Это хорошо. Тогда и мы пошутим. Лысый! Включай утюг!
— З-зачем утюг, — испуганно проблеял Сонькин.
— Стрелки тебе наведем на голом животе! — с ухмылкой пообещал лысый.
— Не надо! — взмолился Сонькин.
— Тогда гони денежки!
— К-какие?
— Желательно евро. Но сойдут и зеленые. А вот рублей не надо! — сказало бандитское лицо.
— Мужики! — обреченно взвыл Сонькин. — Денег нет! Хоть убейте!
— Убьем! — ласково пообещали бандиты.
— Да откуда деньги, если я уже три года не работаю?
— Это плохо! — укоризненно сказал лысый. — Мужик должен работать!
— Знаю, — свесил голову Сонькин, — это и жена говорит.
— Так ты еще и женат? А на какие бабки содержишь свою бабу?
— Да это не я, а она меня содержит! — честно признался Сонькин. — Иногда мне бывает мучительно стыдно. Но что я могу сделать?
— Ладно, мужик, мы тебе поможем, — сказал лысый. И плюнул на разогретый утюг. — Пристроим грузчиком. К себе на базу. Треть заработка будешь отдавать нам. В счет долга. А остальное будет получать твоя баба. Надеюсь, ты доволен?
Сонькин покосился на утюг и молча кивнул головой.
О том, что он устроился на работу благодаря заботам жены, несчастный узнал только через пять лет.

Виктор Веселов

 
Один барсук PDF Печать E-mail
20.08.2014 11:20

Лет тридцать назад я работал в одном сатирическом журнале. Вокруг него, как, впрочем, вокруг любого печатного издания, крутились представители вечного племени выпивох. Самым колоритным был некто Барыбин. Он считал себя баснописцем и регулярно терзал редакцию баснями на темы очередных решений партии. Однажды он пришел и сказал:
— Партия призывает нас бороться с пьянством в быту. Я откликнулся, — и положил на стол текст:
«Один барсук
Залез на сук,
Кричит, что было в глотке:
«Приказ — не пить
И трезвым быть!»
А сам сгорел от водки».
Я впал в транс, поскольку никак не мог найти повод для отказа. Дело в том, что никакие ссылки на художественный уровень сочинений на него не действовали. Раз партия велела — он пишет. А кто против — тот враг. И вдруг меня осенило!
— Степан Тимофеевич! — сказал я. — Вы допустили серьезную ошибку. Ведь барсук — норное животное. Он не может залезть на сук!
Барыбин на секунду задумался и сказал:
— Вы правы. Я творчески по­работаю над вашим замечанием.
Его не было месяца полтора. Во мне зрела тихая радость. Но расслаблялся я зря. В конце второго месяца он пришел.
— Вот, я переработал басню. Теперь все, как надо.
И я прочитал:
«Один паук залез на сук...»
Далее — по тексту.

Николай М., Чита

 
Ты, Никитич, извини! PDF Печать E-mail
25.07.2014 11:34

Ординаторская. Стук в дверь. В проеме появляется старый знакомый — пациент, который лечился года два тому назад по поводу перелома костей голени. Его прооперировали, перелом успешно сросся. В руках бутылка коньяка — подарок.
— Здравствуйте! Я пришел вас поблагодарить, — заявил он жизнерадостно прямо с ходу. — Куда поставить?
— Поставь в холодильник.
Открывает холодильник, ставит бутылку и замечает там три лимона.
— А у вас хорошая закуска. Как раз под коньячок. Это еще Николай II придумал коньяк лимоном закусывать. А давай, Никитич, пропустим вместе по рюмашке, а то так выпить хочется, просто страсть, — говорит мой посетитель с упрощенной манерой общения.
— Давай, наливай, возьми лимон, сам выпей, только мне не мешай.
Продолжаю заполнять исто­рию болезни, но краем глаза, конечно, наблюдаю за действиями своего посетителя без комплексов.
Он радостно потер руки, быстро налил стакан коньяку, залпом выпил его, закусил целым лимоном, крякнул, довольный собой и покладистым врачом.
— Слушай, Никитич, можно я еще немножко налью? А то ни то ни се получается, неполный комплект.
— Наливай. Только быстро. И уходи. У нас с этим строго.
Осторожно, чтобы не пролить ни капельки, посетитель снова налил полный стакан и влил себе в глотку — жидкость забурлила и исчезла быстро, как в воронке. Пациент слегка выдохнул и спокойно стал жевать второй лимон, не морщась, словно это сладкое яблоко. Настроение его заметно улучшилось, потянуло на разговор.
— Знаешь, Никитич, так с утра захотелось выпить, ну просто жуть. Наскреб деньжат, купил бутылку, и представляешь, совесть заела. Ведь все собирался к вам зайти и отблагодарить за хорошее лечение. И все никак не получалось. Бывало, куплю, несу ее, грешную, сюда, но по дороге обязательно подвернется какой-нибудь знакомый дружок. Зайдем в скверик и усидим ее там. Знаешь, много раз давал себе зарок — обязательно донести до вас. Ведь нужно же быть благодарным!
В бутылке оставалось еще немного конька.
— Никитич, ты уж извини. Я на посошок — и побегу.
— Давай, давай, только закуси хорошо, и с богом. И захвати с собой пустую бутылку. Надумаешь, заходи еще.
Посетитель вылил остаток в стакан, удивился, что оказалось мало, быстро выпил, встал, прихватил с собой третий лимон и раскланялся:
— Ты уж извини, Никитич, благодарю за угощение, — забрал пустую бутылку и вышел удовлетворенный.
Все ему удалось: и врача отблагодарил, и сам выпил, и закусил хорошо.

Николай Шипков

 
Эрудит PDF Печать E-mail
25.07.2014 11:33

— За вашим столиком свободно? — спросил я приятную девушку.
— Да, — ответила она, смутившись.
Сразу видно — конфузливая провинциальная пичужка.
— Приехали поступать в университет? — начал я.
— Да, — прошептала девушка.
— Уклон технический, гуманитарный?
— Технический, — она стала смущенно помешивать кофе.
Небрежным движением руки я пригладил свои прекрасные золотистые волосы и повернулся так, чтобы ей лучше был виден мой высокий лоб мыслителя.
К столику подошла официантка, я заказал себе рюмочку немецкого напитка — вайнбранда.
— Кто любит вайнбранд, а кого интересует Рембрандт, — неотразимо сострил я. — Кстати, вам известно, что Рембрандт в знак протеста против интриг великого герцога Альбы отрезал себе ухо?
Соседка удивленно взглянула на меня.
— А разве это был не Ван Гог?
— Дитя! — великодушно усмехнулся я. — Виктор Ван Гог умер за сто лет до Рембрандта. Кроме того, Виктор Ван Гог отрезал себе нос из зависти к Пикассо.
Ресторанный оркестрик заиграл мелодию в ритме диско.
— Биг-Бит-Бетховен, — просветил я пичужку.
— Серьезно? — ее глаза округлились.
— Как жаль, — вздохнул я, — что старику суждено было ослепнуть.
— Но простите, — возразила она, — я считала, что Бетховен потерял слух.
— О нет! Старик ослеп.
— А кто же тогда был Великий глухой?
— Как кто? Гомер, разумеется. А вы знаете, что воскликнул Никола Ньютон, когда во время прогулки ему на голову упал банан? Он воскликнул: «И все-таки она вертится!»
— А Эйнштейн играл на саксофоне! — вдруг выпалила девушка.
— Когда? — поразился я.
— Когда ему надоело слушать несносную чушь разных проходимцев.
Провинциалка открыла сумочку и заплатила за кофе подошедшей официантке.
— Почему вы уходите? — спросил я.
— Потому что Пифагор обещал прокатить меня на мотоцикле, который ему преподнес к 8 Марта Александр Македонский. Привет!

Валентина К.

 
Полет нормальный! PDF Печать E-mail
11.09.2014 15:27

«Удивительное су­щество человек. Только-только звериными шкурами срам стал прикрывать, живет на дереве или в норе какой, а уже по ночам смотрит на небо и пытается понять, что это за огни там горят?» — примерно так я размышлял, пока Леха, лежа на животе и тихо матерясь, пытался вытащить что-то, что заклинило центральный вал.
— Я так и не понял, где мы сейчас находимся? — спросил я, отпив и возвращая бутылку Лехе.
— Похоже, уходя от метеоритного дождя, нас отнесло к Зюзе... тьфу! К Зейзе Гамме.
— А как тогда...
— Кончай трепаться, — перебил меня Леха, — надо сматываться отсюда. — Он опять приложился к бутылке и залез на платформу. — Где-то здесь месяц назад пропал Витька Сало! А Витька себя никому в обиду не давал. Гуманоиды хряповы! Такого парня погубили! Наверняка он сейчас у них в каком-нибудь музее или в зверинце за подопытного кролика. Сколько знаю Леху, он всегда был командиром. А знаю его давно. В одном дворе выросли. За одной партой сидели.
— Да-а… — начал я, но в ушах уже слышался голос командира.
— Протяжка... Параметры... Жаль, закуски совсем нет... Разгон двигателя! Что ты там солому жуешь! Давай быстрее... Отрыв... Десять секунд — полет нормальный... Там пиво еще есть? Двадцать секунд — полет нормальный!
Черное небо, усыпанное разноцветьем, пошло кружить с каждой секундой все быстрее. Я старался, как мог, но скорости все равно было маловато.
— Ну давай же! — верещал Леха, и страх в его голосе придал мне силы. Животный страх попасть в лапы, пусть и разумным, но беспощадным Чужим заставлял меня напрягать все силы. И наша «Матрешка», как ласково мы ее называли, наша допотопная, давно требующая ремонта машина пошла все быстрее и быстрее.
— Уф! Ушли!.. Дай глотнуть, — в голосе командира начало спадать напряжение. — Тридцать секунд — полет нормальный!
И тут, на тридцать первой секунде, произошла катастрофа. Нет, не осколок погибшей планеты и не прочие какие-нибудь метеориты и кометы, а обыкновенный мусор, которым мы, люди, сами же засорили все вокруг себя. Точнее, даже не мусор, а мусорное ведро. Пластиковое. Оно хлобыснуло Леху по голове, и от этого его голова издала жалобно-чугунный звон. И тут же я увидел их. Их было двое. Первый попытался еще раз огреть Леху по башке ведром, когда он проплывал мимо. А второй, уперев руки в бока, запахивая расходившиеся полы коротенького халатика, орал на все космическое пространство. И, что удивительно, я этот внеземной язык хорошо понимал.
— Идиоты! Совсем допились! Третий час ночи, а они тут детство вспомнили, на карусельке катаются!
Леха, держась за поручень нашей «Матрешки», изо всех сил отталкивался ногой от земли, стараясь увеличить скорость. Но новый удар выбил его, и он, размахивая в воздухе руками и ногами, исчез в холодном мраке. Тут же один из Чужих, коварно принявший образ Лехиной жены, издал голодный львиный рык и бросился в том же направлении.
— Мало им, что месяц назад Витька Сальцов, такой же алкаш, с карусели сверзился и теперь в больнице отдыхает, так и эти хотят туда же. Иди домой! Кому говорю! Слышишь, герой космоса, ты сегодня кто? Лайка, Белка или Стрелка?
...Через какие только оскорбления, унижения и тернии не лежит путь человечества к звездам. А они все так же подмигивают. То ли в гости зовут, то ли просто дразнятся...

Александр Власенко

 
Ухажёр PDF Печать E-mail
03.09.2014 11:35

Он дневал и ночевал напротив ее окон. И зимой, и осенью, не говоря уже о весне и лете.
Когда она выглядывала в окошко, он, чтобы попасться ей на глаза, активно махал руками, ногами, головой, посылал воздушные поцелуи, падал, прыгал, скакал и делал разные другие глупости, только бы обратить на себя ее внимание.
Его палатку перед ее окнами сносили бульдозерами, матерясь, разбирали усиленные наряды полиции и сотрудников МЧС, поджигали пьяные хулиганы и обливали ледяной водой пожарные расчеты.
Но едва они исчезали, его палатка появлялась снова. На том же месте, под ее окнами на четвертом этаже.
Частенько он приглашал своих близких друзей и просто прохожих, чтобы они скандировали: «Марина, я тут! Я жду!» или часами стояли с плакатами: «Я уже устал ждать! Когда же, Марина?!» или «Марина! Сколько можно мучить человека?!».
Но она не отвечала ни на один его порыв, она упорно пряталась за толстыми шторами квартиры, а пробиралась домой только темными ночами и только через черный ход или через глубокий подвал.
А он все взывал, плакал, бился и негодовал… Страдал, хватался за голову, не спал и устраивал голодовки…
И все ради чего? Ради тех несчастных 500 долларов, которые она заняла у него в далеком 1995 году. И до сих пор не удосужилась отдать…

Антон Макуни

 
Сон туриста PDF Печать E-mail
03.09.2014 11:34

В этом году в июне я уже пятый год подряд был в речном круизе на теплоходе. Ходили в Астрахань. А в устье Волги есть район, где калмыцкие браконьеры бомбят проходящие теплоходы, предлагая туристам браконьерскую икру по дешевке. На полном ходу на своих моторках подходят к пароходу и лезут в иллюминаторы с банками и осетриной. В нашей каюте ехал турист, который эту кухню, в отличие от меня, не знал, а я предупредить его забыл. Накануне вечером мы о-о-очень хорошо посидели, и сосед мой, что называется, выпал в осадок. Отволокли мы его в каюту, а сами продолжали банкет на палубе.
Дело близилось к утру, и тут поперли калмыки, лодок шестьдесят! Мы смотрим на этот беспредел, выпиваем и закусываем, а торговля полным ходом идет. Потом калмыки отстали, и мы по каютам разбрелись. Встретились уже за обедом, и сосед рассказал убойную хохму:
— Сплю, — говорит, — я и вижу дивный сон… Слышу, как кто-то ломится в иллюминатор. Открываю — а там, едрит твою кочерыжку, на меня смотрит узкоглазая японская рожа. Ну, думаю, допился — пора завязывать. А японец на ломаном русском спрашивает: «Икра надо?» А я думаю — это же все равно сон, чего икры не взять-то, раз дают? Давай, говорю, сколько есть. Он сует мне трехлитровую банку, я закрываю иллюминатор и заваливаюсь на койку досыпать. Тут опять стук в окно. Я открываю, а вместо узкоглазой японской будки мне в рожу смотрит ствол обреза. «Дэнги давай или икра обратно!» Ну, думаю, твою кочерыжку, наглый черт попался! Хотя все равно сон — дай, думаю, в рожу ему дам и икру следом выкину — пусть подавится, животное… Все так и сделал и снова лег спать. Во, думаю, сны с похмелюги — все как в натуре происходит. Только непонятно, почему во сне спать хочется…» Мы всем пароходом неделю угорали от этого рассказа, а сосед-турист так и не понял, чего это мы так ржали. Но до конца круиза он больше не пил.

Владислав К., Волжский

 
Санина мечта PDF Печать E-mail
20.08.2014 11:22

Саня бредил морем. Кораблики строил, карты чертил, в общем, прямой путь ему в мореходку. И только один нюанс портил ему все планы: зрение у него было хуже некуда.
А назавтра назначена комиссия. И родилась тогда в богатом Санином воображении гениальная, на первый взгляд, идея: а пускай друг Серега по его, Саниной, медкарте пройдет этого самого окулиста, тем более что ни один глазник не сказал еще про Серегино зрение ни одного плохого слова. Уговаривать Серегу он решил не один, а в компании двух бутылок водки. Серегу уговаривать особо и не надо было, но, увидев аргумент в виде алкоголя, он решил сопротивляться до конца. В смысле — до дна.
Утром два умирающих от похмелья существа, отдаленно напоминающие людей, стартовали в направлении медкомиссии. По пути им попался пивной ларек, где они и дошли приблизительно до того же состояния, в каком пребывали накануне. Добравшись до места назначения, Саня с блеском прошел разнообразных эскулапов, причем самым сложным было не дышать им в лицо. Перед кабинетом окулиста он придал Сереге вертикальное положение и одним махом затолкнул его внутрь. Нетвердой походкой дружок прошествовал по кабинету и пыльным мешком свалился на стул.
Через пять минут напряженных умственных усилий, направленных на то, чтобы вспомнить буквы, в которые тыкал палочкой мучитель-глазник, Серега получил драгоценную медкарту и вывалился в коридор. Дрожащими руками два авантюриста раскрыли карточку. Под штампиком окулиста было коряво выведено: «Диагноз — косоглазие». В мореходку Саня не поступил.

Иван Коровин, Ростов-на-Дону

 
Как будто лечимся! PDF Печать E-mail
20.08.2014 11:20

Приснилось мне, что я бревна таскал... У меня радикулит, тяжелое поднимать нельзя, а тут пришлось. Субботник был, хотел начальству понравиться. Утром встал — поясницу заклинило. Хотел штаны надеть — не смог.
— Зин, слышь! — кричу жене. — Надень штаны!
— Так я надела.
— Да нет, на меня.
Как ни старались, надеть не смогли, поэтому на работу не пошел, а пошел в больницу. Врач обходительный такой.
— Слушаю, — говорит, — вас.
— Да поясница, будь она неладна! Бревно поднял.
— Когда?
— Сегодня ночью.
— Как ночью? Воровали, что ли?
— Почему воровали? Субботник был. Во сне. Извините, что в трусах.
— Минуточку, это что же получается? Бревно подняли во сне, а радикулит-то настоящий! Раз бревно было ненастоящее, значит, и лечить нужно по-ненастоящему! Усекли? Сделаем так: я как будто выпишу вам рецепт на лекарства, вы как будто купите их в аптеке и будете как будто лечиться. «Информационная терапия» называется. Слыхали?
Смотри, думаю, как медицина продвинулась! Так ведь и заначку можно сделать: скажу, что на лекарства истратил, а сам припрячу. Домой пришел, жене рассказал — не поверила.
— Чем докажешь? — спрашивает.
— А вот посчитай! — и подал ей кошелек.
Пересчитала — сотенной нет.
— Ну и что же он тебе выписал?
— Да все: таблетки, уколы, втирание.
— И где же они?
— Так нету! Выписал же понарошку.
— Значит, выписал понарошку, а купил по правде?
— Ну да! «Информационная терапия». Тут головой работать надо. Представь: это — таблетки, это — уколы, это — втирание. Представила?
— Ну?
— Теперь бери змеиный яд... Да не бойся, он не настоящий. Так вот, берешь змеиный яд и втираешь мне в поясницу. Втерла?
— Втерла.
— Смотри как зажгло! Наверное, из гадюки. Теперь делай укол. Ты смотри, какой болючий! «Никотинка» что ли?
— Зачем «никотинка»? Хлористый.
— Как хлористый?! Его ж в вену ставят!
— Да откуда мне знать, куда его ставят?! Сняла штаны и ткнула куда-то, может, даже в вену. Все равно ведь не настоящий!
— Нет, ты меня точно угробишь! Вызывай быстрее скорую — помираю!
Фельдшер приехал, выслушал, осмотрел ягодицу и схватился за голову.
— Быстро, — кричит, — в машину! — И повезли.
— Абсцесс ягодицы! — констатировал хирург. — Будем резать.
— Не дам! — кричу.
— А нам и давать не надо — считай, что уже разрезали. Сейчас доиграем и зашью. У нас ведь «информационная хирургия».
— Так я ж кричать должен!
— Когда надо кричать — скажем. «Баян». — И сильно ударил костяшкой домино по операционному столу. — Ну как, легче?
— Да вроде... Думал, помру.
— У нас еще ни один не помер, правда, никто и не поправился. «Информационная медицина» — это не хухры-мухры! Здесь головой думать надо. «Рыба»! — И опять со всей силы ударил по столу.

Валентин Степанов

 
Экстремалка PDF Печать E-mail
25.07.2014 11:35

— ...А теперь расстегиваем лифчик и забрасываем его на люстру. Я буду любить и целовать тебя всю. Начнем с шеи. Боже, что это за синяк?
— Да это, милый, бугель. Понимаешь, один чудак раньше времени с подъемника спрыгнул, вот и получила.
— И фингал под глазом, только сейчас заметил.
— Да это уже гик над палубой, бывает...
— И шишка на лбу...
— Да ладно, это мачта, каждый год мне шишечку обновляет.
— ...Ладно, ложись на животик. Сейчас массажик сделаю. А что это за треугольник на спине?
— Это нос.
— А гематома прямо на попе?
— Это шверт. А синяя линия над попой — это корма. Про спину даже не спрашивай — фордевинд, одно слово, а то, что пониже — оверштаг.
— Ужас, ужас! Я лучше ножки поцелую. Ой, как-то не целуется...
— А это аппарат Илизарова. Параплан, понимаешь, занесло. Через неделю снимут.
— А на левой коленке что это?!
— Сама не знаю, загипсовали чем-то. А не фиг было на сноуборде по наклонному ледяному мостику фигачить. Какие там были внизу арматурины — блеск!
— Лучше тогда ручки буду целовать. Ой, ты что, в рукавицах?
— Да нет, мозоли обыкновенные и ожоги. Веревка, страховка и все такое... Надо было через ледоруб страховать, а я, дура, напрямую. Ничего, до свадьбы заживет.
— А давай поцелуемся?
— Давай.
— Ой, а зубы-то где?
— Где-где... В Судаке остались, когда контрфорс не получилось пройти. Все думаю — сейчас вставить или подождать. А то ребята тут попрыгать с парашютом приглашают... Эй! Ну куда ты убегаешь? Стой! Эх, и этот сбежал...

bukovnick

 
Контузия PDF Печать E-mail
25.07.2014 11:34

В районную больницу привезли мужичка. Сучкова Петра. Он мычал и тряс головой. Невропатолог после некоторых раздумий веско изрек:
— Контузия, не иначе…
Когда были устранены дефекты в координации движений и речевых функциях, Сучков поведал следующую историю.
Жена механизатора Сучкова, доярка Полина, поступила на заочное отделение сельхозтехникума и уехала на первую сессию. А Сучков затосковал. Детей у них не было, из личного хозяйства — только огородик да беспородный пес Греф. После работы Петру заняться было нечем, и он запил. Деньги кончились быстро. И тогда Сучков стал варить брагу.
Он заполнил ею две огромные бутыли из-под кислоты для заправки аккумуляторов. Брагу спрятал в спальне. В тот злополучный день пьяный Сучков рано завалился спать. Проснулся ночью от головной боли и каких-то звуков. Привстал с подушки и замер. Из-за спинки кровати на Петра смотрела черная рогатая голова. Она зло шипела и покачивалась. Сучков зажмурился, потряс головой. Но жуткая башка не исчезла. Она вдруг заклокотала и резко склонилась к ногам Сучкова. Тот взревел дурным голосом и вылетел на кухню как пушинка. Нашарив на столе нож — надо же было защищаться! — он прыгнул с отвагой обреченного к чудовищу и полоснул его лезвием. Что-то оглушительно бабахнуло, и Сучков потерял сознание…
Его, лежащего без чувств в луже браги, обнаружил сосед. А с горловины посудины свисали лохмотья черной резиновой перчатки. Ее Сучков надел на бутыль — чтобы лучше бродило. Вот перчатка и раздулась до невероятных размеров, а затем контузила Сучкова.
Он с тех пор не пьет. Но острые на язык односельчане приклеили ему обидное прозвище Контуженый. Она заменила ему и имя, и фамилию. И с этим ничего уже нельзя было поделать…

Марат Валеев

 
<< Первая < Предыдущая 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 Следующая > Последняя >>

Страница 10 из 93